Бухгалтер24
Информационный бухгалтерский портал

Меню
Реклама
Счетчик
Главная » 2015 » Июль » 26 » Год безнадежных реформ
06:56
Год безнадежных реформ

На прошедшей неделе замминистра финансов Елена Макеева сообщила, что уже в сентябре ее команда представит проект нового Налогового кодекса.

Это будет уже вторая реформа за год. Увы, появление в Украине Налогового кодекса вовсе не сделало отечественную фискальную среду более стабильной и прогнозируемой. Всевозможные изменения, поправки и правки на поправки вносятся в наше налоговое законодательство пачками. Ну а последний год и вовсе "корректировочно-ударный": новшества поступают если не каждый месяц, то уж точно каждый квартал. Правда, возложенных ожиданий не оправдывают: постоянные изменения правил работы бизнеса не приводят к улучшению их условий. Естественно, предприятиям работать в таких условиях, мягко говоря, некомфортно. Естественно, любой здравомыслящий человек задумается о возможностях инвестиций в страну, где налоговое законодательство столь непостоянно, а изменения зачастую противоречат здравому смыслу.

Но хуже другое — особых надежд на то, что нынешний метод проб и ошибок приведет нас к достойному результату, нет. К величайшему сожалению, правительство реформаторов настоящим реформам противится, оперируя полумерами и квазиулучшениями. Та же Макеева предлагает ввести мораторий на изменения в налоговое законодательство, закрепив предложенный ее командой вариант на несколько лет. С одной стороны, этот шаг позволит прервать бесконечную чреду "покращень", с другой — в случае реализации очередного неудачного варианта реформы (есть обоснованные опасения, что таким он и будет) законсервирует проблемы налогоплательщиков на несколько лет.

Импортеры ждут перемен

О сомнительном экономическом эффекте импортного сбора говорили еще минувшей зимой. Тогда у многих возникали вполне закономерные вопросы о том, как же будут работать импортеры и все те, чье производство зависит от поставок импортного сырья, в условиях стремительной девальвации и возросшего фискального давления. Но Минфин был глух, ему нужно было срочно и любыми способами исправлять платежный баланс, и другой возможности собрать деньги в казну реформаторы не видели. В итоге после непродолжительных консультаций с ВТО, которая также имела возражения против сбора, его таки ввели. По информации фискальных органов, на 1 июня поступления от него в казну были чуть меньше 7 млрд грн. Говоря откровенно, эта цифра не способна принципиально повлиять на состояние нашего госбюджета. А вот на состояние работающих в Украине предприятий сбор повлиял, и речь идет не только об импортерах.

Институт экономических исследований и политических консультаций на основе данных Государственной фискальной службы рассчитал импортную составляющую в отечественных производственных отраслях. В сельском хозяйстве она составила 21,4%, пищепроме — 20,1, производстве металла и металлических изделий — 47,4, химических веществ и химической продукции — 55,4%.

Учитывая такой ее удельный вес, дополнительный импортный сбор увеличил себестоимость производства продукции приблизительно на 3–5%, а в некоторых отраслях — до 7%.

"О контрпродуктивности этого сбора говорили как импортеры, так и экспортеры. На самом деле мы еще перед его запуском просили правительство сбор не вводить, потому что понимали, что он нанесет существенный урон предпринимателям. Цены на импортную продукцию из-за девальвации и так очень сильно выросли. А рост цен постепенно провоцировал снижение потребительского спроса на нее, — объяснила ZN.UA Анна Деревянко, исполнительный директор Европейской бизнес-ассоциации. — Сейчас, когда импортный сбор уже ввели и можно проанализировать результаты, очевидно, что наши опасения оправдались. Импортная продукция выросла в цене еще больше, это снизило ее товарооборот на рынке, что сократило и налоговые поступления, дав обратный ожидаемому эффект. То есть, с одной стороны, предприятия заплатили импортный сбор, а с другой — они заплатили меньше налога на прибыль и налога на добавленную стоимость. Помимо этого, пострадали и экспортеры, так как они используют импортное сырье или комплектующие, что сделало их производство товаров более дорогостоящим и отразилось на их конкурентоспособности на внешних рынках".

Понимая последствия происходящего, правительство решило сменить гнев на милость, и вот уже в некоторых ведомствах заговорили об отмене сбора. Первыми его негативные последствия, как ни странно, отметили фискалы. Их, конечно, мало интересуют сложности в работе бизнеса, но они зафиксировали, что с введением сбора увеличились объемы контрабанды, а количество легально завозимого на территорию Украины товара, напротив, стремительно падает. Вслед за фискальной службой о необходимости отменить сбор уже сейчас, не дожидаясь конца 2015 г., сказал и министр экономики Айварас Абромавичус, заявив, что у его ведомства есть цифры, показывающие неэффективность нового налога.

Ощутив поддержку со стороны власти, объединения предприятий отечественной промышленности написали открытое обращение к президенту, премьеру, главе ВРУ и руководителям фракций, подробно изложив суть проблемы. Просьба одна — отменить сбор ранее конца 2015-го. Если задуматься, до конца года осталось пять месяцев, можно и потерпеть, но компании не понимают, ради чего, собственно, они должны идти на жертвы. Анна Деревянко отмечает, что, несмотря на ожидаемые негативные последствия импортного сбора, бизнес готов был бы пойти навстречу правительству в сложной ситуации, однако хочет, чтобы в действиях властей присутствовала хоть какая-то логика.

Эмпирическим путем

В действительности импортный сбор — это не первый промах действующего правительства. За последний год в фискальной сфере было невероятное множество разнообразных новшеств, и пока ни одно из них нельзя считать удачным. И все эти не самые удачные решения впоследствии требовали корректировок, изменений или отмены.

Для бизнеса это пагубная практика, он объяснимо противится непрогнозируемым ситуациям. Для нормальной работы ему необходимы понятные правила игры и предсказуемая система налогообложения. Для ведения дел предприятиям нужна возможность планирования как минимум на год, а лучше — на несколько лет вперед. В нынешней же ситуации даже на месяц что-либо планировать сложно.

Под новый год предприятия получили налоговую реформу, которую тут же забраковали. И вот уже бизнес в ожидании новой налоговой реформы. Пока еще есть надежды, что она появится не в декабре, а хотя бы в сентябре. Но вот надежд на то, что она хоть чем-то будет принципиально отличаться от предыдущей, практически нет. Минфин продолжает принимать, а потом отменять свои же решения. То они повышали ренту, имея массу аргументов "за", потом они взялись ее снижать, имея не меньше аргументов "против" повышения. Не добавила уверенности в происходящем и эпопея с введение НДС-счетов и электронного администрирования, которую ZN.UA уже детально описывало. В результате проблема с неработающей системой так и не решилась, ее просто отсрочили, дав возможность бизнесу какое-то время работать без штрафов, надеясь на то, что ГФС "подлатает" неработающую программу. К сожалению, нет уверенности и в том, что в октябре июльская проблема с НДС не повторится, требуя от власти новых изменений.

 

 

С нового года неоднократно предпринимались попытки реформировать единого социального взноса (ЕСВ) с целью вывода зарплат из тени. Надежды на детенизацию возлагались огромные. Но еще на этапе обсуждения этого вопроса многие эксперты предупреждали Кабмин, что реальный эффект от детенизации будет не ранее чем через год. И вот уже в июле премьер объявил, что оба предыдущих эксперимента по снижению ЕСВ были провальными и к сентябрю всем следует готовиться к очередным переменам. Министр финансов Наталия Яресько в интервью ZN.UA отмечала, что внедренные новшества придуманы не правительством, мол, мы посмотрим еще, как они сработают. Правда, забыла упомянуть, что именно правительство вписало в действующие сейчас нормы условия использования понижающего коэффициента, которые оказались невыполнимыми для большинства предприятий.

"Предприниматели, которым было бы выгодно применить коэффициент, не сделали этого, потому что не были уверены, во-первых, что налоговики не придут с проверкой правильности и обоснованности зарплат за предыдущие периоды к тем, кто увеличил зарплатные фонды. А во-вторых, что после того, как зарплаты увеличатся, правительство не уберет коэффициент и таким образом не заставит предприятия платить предыдущие заоблачные ставки, — объяснил ZN.UA Илья Несходовский, главный эксперт группы "Налоговая реформа" Реанимационного пакета реформ. — Для того чтобы заработал механизм применения понижающего коэффициента, предусмотренного законом, надо было разработать подзаконные акты, внести изменения в соответствующие формы отчетности. В первые месяцы применения коэффициента, несмотря на принятый закон, банки продолжали применять требования, что сумма уплаченного ЕСВ при выдаче средств на заработную плату не должна быть меньше трети от получаемой зарплаты, фактически обязывая переплачивать ЕСВ, и лишь со временем эту норму отменили. Длительное время отсутствовали разъяснения налоговой о порядке условий применения коэффициента, новая форма отчетности по ЕСВ и порядок ее заполнения начали действовать только с 1 июня 2015 г. Все это приводило к увеличению вероятности штрафных санкций к предприятиям, которые хотели применить коэффициент".

Кроме того, после значительной девальвации, разгона инфляции, падения реальных доходов населения, а соответственно, и платежеспособного спроса многие предприятия столкнулись с падением объемов реализации и поэтому просто не имели достаточного количества средств, чтобы выполнить предусмотренные законом условия, а именно — увеличить фонд оплаты труда.

По словам эксперта, всех вышеназванных трудностей можно было избежать, если бы своевременно и в полном объеме были подготовлены методические инструкции и формы отчетности для применения закона. Если бы налоговой была проведена соответствующая разъяснительная работа среди налогоплательщиков об условиях и порядке применения коэффициента. Если бы государство должным образом выполняло свои функции, а не стремилось наполнить бюджет любым способом.

Не с того начинаем

В действительности нет надежд, что очередной "эксперимент" по ЕСВ будет успешнее предыдущих. За всеми этими псевдореформами, горько отмечают эксперты, нет никаких реальных исследований или прогнозов. Все до сего дня написанные программы, концепции и стратегии — это наборы ни на чем не основанных общих фраз. За ними нет ни виденья того, как экономика работает и развивается сейчас, ни перспектив этого развития в будущем, ни прогнозов, ни анализа.

"И Минфин, и фискальная служба в первую очередь руководствуются не потребностями бизнеса, а необходимостью показать соответствующие результаты по наполнению бюджета. Но если мы посмотрим на статистику налоговых поступлений, то увидим, что она позитивна исключительно благодаря девальвации, — уверена Ольга Богданова, член общественного совета при ГФС. — Очевидно, что Минфин и ГФС не имеют какой-то выработанной четкой стратегии. Вводя очередные налоговые изменения, правительство не озвучивает никаких экономических расчетов, подтверждающих целесообразность этих новшеств. Ни разу нам не дали прогноз того эффекта, который последует после очередных "реформ", какими будут затраты предприятий, как увеличится доходная часть бюджета, как все это рассчитывалось, что было учтено, а что нет, какая часть бизнеса может уйти в тень, какая, наоборот, выйдет из тени и почему. Мы еще ни разу не увидели реальных оснований для введения тех или иных норм, все "пальцем в небо".

На сегодняшний день именно страх Минфина, что в бюджете образуется брешь, которую не залатать, не дает горе-реформаторам пойти на сколько-нибудь решительные шаги, способные действительно создать условия для развития и роста. По большому счету, Минфин в нынешней ситуации наименее заинтересован в реформах, так как он живет днем сегодняшним и мало интересуется тем, как будет развиваться экономика в будущем.

"Налоговая реформа нужна обществу. Этот запрос стараются выполнить без малого год, но в суть не углубляются. Спросите кого угодно из правительства, зачем делать налоговую реформу? Ответ будет один: чтобы собрать больше денег. Но для этого реформы не делают. Поэтому и получается такой результат. Якобы сократили налоги. Это реформа? Нет. Ввели импортный сбор. Это реформа? Нет. Вносили изменения по ЕСВ. Состоялась реформа? Снова нет. Ввели электронное администрирование НДС. Получилась реформа? Нет, — задается справедливыми вопросами Тарас Козак, координатор проектной группы Налоговый кодекс "Нової країни". — Простите, при всем уважении к людям, которые в Минфине этим занимаются, складывается ощущение, что они просто не знают, что им делать. Не понимают главного, для чего нам нужны изменения в налоговой сфере. На мой взгляд, нам нужна налоговая реформа как кодекса, так и системы в целом для того, чтобы в стране можно было нормально работать и зарабатывать, позволить бизнесу развиваться в законных рамках, платить налоги, не прятаться от фискальной службы, детенизировать экономику. Это и есть настоящая цель налоговой реформы, уже следствием которой будет увеличение бюджетных сборов. До тех пор, пока целью будет рост бюджетных поступлений, движения вперед не будет, будет продолжаться движение по кругу".

Эксперты особых надежд на нынешних реформаторов не возлагают. По их мнению, Наталия Яресько, человек, безусловно, знающий и грамотный, от реформы очень далека, поскольку занята вещами глобальными — сотрудничеством с МВФ и реструктуризацией госдолга и т.п. Люди же, напрямую занимающиеся реформой и ответственные за нее, пока не производят впечатления тех, кто способен создать грамотную стратегию, учесть всевозможные выгоды и потери, а главное, пойти на смелые шаги. "Пока все, что происходит, это очковтирательство. Мы что-то обсуждаем, консультируемся, советуемся, а в итоге получаем самые неожиданные результаты. Вся до сего момента проведенная работа четко дает понять: цель этой команды — собрать как можно больше денег", — отмечает Тарас Козак.

Заместитель министра финансов Елена Макеева ориентирована на крупный бизнес — большие предприятия, скроенные по западному образцу. Безусловно, общаться с ними комфортнее, они легко идут на сотрудничество, они не так болезненно воспринимают увеличение налоговой нагрузки, они умеют работать в любых условиях, благодаря значительному запасу прочности. Но они — абсолютное меньшинство. Большая часть бизнеса, которая в конечном итоге и обеспечивает рост ВВП, — это средние компании, ориентированные на внутренний рынок. Но их мнения и потребности заместитель министра не учитывает, на каждого несогласного с предлагаемыми нововведениями навешивая ярлык "они просто не хотят платить налоги", на этом диалог с бизнесом заканчивается. Глава ГФС также не произвел пока впечатление реформатора. Очень показательным является одно из последних выступлений Романа Насирова. В своем пятиминутном отчете о проделанной работе он восемь раз упомянул криминальные разбирательства, шесть раз — взыскания, пять раз — проверки, ни разу не заикнувшись о консультативной помощи, улучшении сервисов, упрощении администрирования и прочем. Нетрудно спрогнозировать, что созданная этими людьми реформа снова закошмарит предпринимателям жизнь и доставит массу головной боли, но не станет прорывной и не будет принципиально отличаться от всех предыдущих новшеств.

По мнению экспертов, правительству катастрофически не хватает решительности для принятия действительно радикальных мер по выводу экономики из кризиса, шагов, которые бы позволили бизнесу развиваться. Чаще всего власть занимает консервативную позицию и, как правило, старается защитить поступления в госбюджет, а не создать условия для экономического роста. Для экспертной среды очевидно, что для роста экономики и увеличения поступлений в госбюджет нужна возможность для развития предпринимательской деятельности, максимально благоприятные условия для создания новых рабочих мест, увеличения товарооборота и прибыли. Но ключевой задачей правительства и Минфина остается обеспечение финансовой стабильности посредством увеличения налоговой нагрузки. Опыт других стран говорит о том, что такая стратегия себя не оправдывает. Смелые либеральные решения, которые принимались во времена экономических реформ в других странах, имели намного больший фискальный эффект.

Бизнес-среда все еще надеется, что ожидаемая налоговая реформа, которую вскоре должно представить правительство, будет действительно реформой, а не очередной профанацией со стороны власти. Но эту маленькую надежду сильно перевешивают большие опасения, что во вновь предложенном варианте лишь в очередной раз шило поменяют на мыло, но с отрицательной для предпринимателей суммой. Эксперимент продолжается, но терпения и смирения у подопытных все меньше.

Категория: Новости законодательства | Просмотров: 709 | Добавил: Pantevg | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1  
Життя взагалі стало безнадійним!
Ще й на роботі щось таке творилось. Я працюю в бухгалтерському відділі і в нас були постійні перепалки з юридичним відділом за газету Все про бухгалтерський облік, газета потрібна як тим так і іншим. Так наш директор знайшов вихід, він просто почав виписувати два видання газети для кожного відділу, і конфлікту як не було!
До речі, хороша газета, раджу бухгалтерам та юристам, на роботі без неї просто обійтися не можу!!!

Имя *:
Email *:
Код *:










Сайт для бухгалтеров и начинающих предпринимателей © 2017
Яндекс.Метрика